«Я тебя прошу лично — копай». Как искали Захаренко, Гончара и Красовского

0
211

Накануне Deutsche Welle показала видео, в котором мужчина, назвавший себя экс-бойцом СОБР, рассказал, что в 1999 году участвовал в похищении и убийствах Юрия Захаренко, Виктора Гончара и Анатолия Красовского. TUT.BY вспоминает историю громких исчезновений, ход расследования, а также заявления близких пропавших, официальных лиц, представителей оппозиции и международной общественности, сообщает news.tut.by

Экс-министр внутренних дел Юрий Захаренко был похищен весной 1999 года. Спустя 4 месяца при похожих обстоятельствах пропали бывший вице-спикер Верховного Совета 13-го созыва Виктор Гончар и его друг предприниматель Анатолий Красовский. В июле 2000 года бесследно исчез оператор российского телеканала ОРТ Дмитрий Завадский, ранее являвшийся личным оператором президента Лукашенко. Раскрыть эти дела по горячим следам не удалось. Все это время расследованием занимались официальные органы, друзья и родственники пропавших. Установить и наказать виновных требовала от официального Минска и Европа (ПАСЕ). Однако все эти призывы так и остались без ответа.

Исчезновения и уголовные дела

Юрий Захаренко исчез 7 мая 1999 года. Уголовное дело о пропаже министра было возбуждено 4 месяца спустя — 17 сентября. Вот как это объяснял юрист и правозащитник Олег Волчек.

Фото: Юрий Захаренко.

«Сразу после исчезновения Юрия Захаренко искали как без вести пропавшего, в первые дни никаких сведений о том, что его исчезновение носит криминальный характер, не было. По заявлению дочери Юрия Николаевича было открыто оперативно-разыскное дело», — рассказывал в интервью «Белорусскому партизану» Волчек.

Буквально через пару дней была создана и общественная комиссия по расследованию. В нее вместе с Волчеком вошли бывший командир бригады спецназа в Марьиной Горке Владимир Бородач, работник КГБ Валерий Костко, журналист Олег Бебенин (погиб при странных обстоятельствах в 2010 году, по официальной версии — это было самоубийство).

«Первое, что мы сделали, — расклеили листовки в районе, где жил генерал Захаренко. Нам было важно установить свидетелей происшествия», — вспоминает Волчек. Благодаря рассказам свидетелей было установлено, что Юрий Захаренко был насильственно похищен неизвестной группой лиц.

«В последний раз мы встретились с Юрием Николаевичем в день его исчезновения — утром 7 мая. Обсудили слежку, которая за ним велась, и пришли к выводу, что ему ничего не угрожает. Считается ведь, что открытая слежка — лучшая охрана.

Но в час или два ночи мне позвонила его жена и сказала, что Юрий домой не вернулся. Мы с соратниками организовали поиск — но безуспешно. Все, что удалось выяснить, — в 23 часа он поставил машину и направился к своему дому, который находился метрах в 900 от стоянки. По дороге его схватила группа из 3−4 человек, бросила в машину и увезла в вечность», — рассказывал о событиях тех лет «Салідарнасці» Владимир Бородач.

Все показания свидетелей, которые удалось собрать общественной комиссии, были переданы оперативникам, которые вели это дело. Однако и после этого, говорит Волчек, уголовное дело не возбуждали. Объясняли это тем, что собранные материалы нуждаются в дополнительной проверке. И только спустя два дня после исчезновения Гончара и Красовского дело было возбуждено.

Виктор Гончар и Анатолий Красовский.

Виктор Гончар и Анатолий Красовский пропали поздним вечером 16 сентября 1999 года. Примерно в 22.35 они вышли из бани по улице Фабричной, 20, и сели в принадлежавший Красовскому Jeep Cherokee. После этого их никто больше не видел.

Уголовное дело было возбуждено 4 дня спустя. По данным следствия, при осмотре прилегающей территории были обнаружены осколки фар, следы торможения машины и ее удара о дерево, а также следы крови. Результаты генотипоскопической экспертизы показали, что с вероятностью 99,6% это кровь Гончара. Анализ собранных по делу доказательств, в том числе показаний свидетелей, дает основание полагать, что Гончар и Красовский были насильственно похищены неизвестными лицами.

Следствие, рапорт Лопатика и расстрельный пистолет

По воспоминаниям Олега Волчека, «у оперативников, которые занимались расследованием, был стимул докопаться до правды». А показания свидетелей помогли установить, что автомобиль BMW красного цвета, на котором велась слежка за Юрием Захаренко, принадлежал спецназовцу Дмитрию Павличенко.

21 ноября 2000 года начальник Главного управления криминальной милиции, заместитель министра МВД генерал Николай Лопатик пишет рапорт на имя министра внутренних дел Владимира Наумова. В рапорте Лопатик называет исполнителем похищений и «физического устранения» исчезнувших полковника МВД Дмитрия Павличенко. Фигурируют в нем также госсекретарь Совета безопасности Виктор Шейман и министр внутренних дел с февраля 1999-го по апрель 2000 года Юрий Сиваков.

В рапорте Лопатика указывается, что местом захоронения трупов Захаренко, Гончара и Красовского является Северное кладбище.

Рапорт на имя министра Наумова пишет и начальник СИЗО-1 УВД Миноблисполкома полковник Олег Алкаев. Он сообщает, что дважды по распоряжению тогдашнего министра внутренних дел Юрия Сивакова выдавал так называемый расстрельный пистолет, который используется при приведении в исполнение смертных приговоров. В книге выдачи оружия для осуществления смертных приговоров в СИЗО-1 были сделаны соответствующие записи.

Вот как описывал позже это в своей книге «Расстрельная команда» Алкаев.

«Я, конечно, задавал себе вопрос, зачем министру понадобился мой специальный пистолет. Ведь дело не в модели пистолета. Такое оружие в избытке имелось на складах, и если бы министру понадобилось, то ему могли принести целый чемодан таких пистолетов. Ему зачем-то был нужен именно этот пистолет, и никакой другой».

Алкаев пишет, что первый раз пистолет затребовали у него 30 апреля 1999 года, вернули его через 2 недели. Вновь понадобился пистолет министру 16 сентября, вернули его спустя 2 дня. Вспоминает Алкаев в своей книге и красный BMW, который числился в автопарке подразделения СОБР и которым очень часто пользуется его командир Павличенко.

Что дальше

Дмитрия Павличенко задержали 23 ноября, спустя два дня после рапорта Лопатика. Соответствующее постановление подписал тогдашний глава КГБ Владимир Мацкевич, а санкционировал заместитель Генерального прокурора Михаил Снегирь. Однако в СИЗО КГБ Павличенко провел всего несколько часов. Он был выпущен по личному распоряжению президента, о чем позднее вспоминал сам Лукашенко.

Буквально через несколько дней после освобождения Павличенко своих должностей одновременно лишились председатель КГБ Владимир Мацкевич и генеральный прокурор Олег Божелко. Первое ведомство возглавил Леонид Ерин. Генеральным прокурором был назначен тот самый Виктор Шейман, который, как писал в рапорте Лопатик, давал указание Павличенко о физическом устранении Захаренко.

Замминистра МВД Николай Лопатик практически сразу после подачи рапорта в 54 года уходит на пенсию.

Олег Алкаев в 2001 году выступает с разоблачениями по делу о похищении и убийстве известных белорусских политиков. После этого он уезжает из Беларуси, сначала в Москву, а затем в Германию, где получает политическое убежище.

За 18 лет расследованием уголовных дел исчезнувших политиков занимались следователи Светлана Байкова, Дмитрий Кухарчик, Владимир Чумаченко, Юрий Варавко. Однако ответа на вопрос, кто организовал похищение и что случилось с похищенными, так и нет.

Периодически появляется информация, что Гончара видели гуляющим по Киеву, что Захаренко сбежал в Германию.

«Мы проверяли эту информацию. Делали официальный запрос. Посольство ФРГ нам ответило, что они сами заинтересованы в раскрытии преступления, но подтверждения эта информация не нашла», — рассказывает Олег Волчек.

Сливы

В июне 2001 г. белорусские СМИ по электронной почте получают заявление от сотрудников прокуратуры Дмитрия Петрушкевича и Олега Случека. Один на тот момент еще числится в штате, что подтверждает пресс-служба Генпрокуратуры, второй уволился из нее в 1999 году.

Несколько лет в Беларуси проводилась кампания «Цепь неравнодушных людей». Активисты и родственники выходили с портретами пропавших, требуя от властей ответа на вопрос: «Где Захаренко, Гончар, Красовский, Завадский?».

В нем речь идет о создании с ведома представителей руководства страны группы для похищения и убийства людей — «эскадрона смерти». Как заявляют Петрушкевич и Случек, этой группой было совершено более 30 убийств, в том числе на ее счету — похищения Захаренко, Гончара, Красовского, оператора ОРТ Дмитрия Завадского. Упоминают они и расстрельный пистолет, который использовался, потому что «идентифицировать по пуле такое оружие нельзя».

Петрушкевич также рассказывал, что был подписан запрос на имя генпрокурора России, с просьбой предоставить технику для отыскания трупов в земле. С ее помощью собирались исследовать территорию Северного кладбища. После того как приказом Лукашенко были отстранены от должности глава КГБ и генпрокурор, российскую прокуратуру уведомили, что необходимость в технике отпала.

Позже становится известно, что Петрушкевич и Случек получили политубежище в США. Представитель Госдепартамента США Чарльз Хантер выступает с заявлением, что американские власти получили от них «внушающие доверие подтверждения» существования спецподразделения, которое расправляется с политическими противниками президента Лукашенко.

Официальный Минск информацию категорически опровергает. Александр Лукашенко заявляет, что не намерен отвечать на прозвучавшие обвинения. Президент говорит, что «пока не успел» ознакомиться «с той корзиной мусора, которую ему принесли». «Этот мусор касается вырванных из уголовного дела отдельных листов», — утверждает Лукашенко. Он также советует Госдепартаменту «заниматься своими проблемами и не ввязываться в те вопросы, в которых они мало разбираются».

В августе того же года в СМИ попадает видеокассета с очередным сенсационным признанием от сотрудников КГБ Геннадия Угленицы и Андрея Жерносека. Последний рассказывает, что после пропажи Гончара и Красовского они проводили свое расследование и нашли свидетеля убийства политиков. Они озвучивают обстоятельства похищения Гончара и Красовского, рассказывают, что тех застрелили по дороге на базу в Бегомль. Позже трупы и джип Красовского спрятали в специально выкопанной для этого яме на территории базы.

Спустя несколько дней КГБ Беларуси объявляет Угленицу и Жерносека в розыск. Председатель КГБ Беларуси Леонид Ерин сообщает, что «в результате проведенных следственных мероприятий с применением металлоискателей в указанном на кассете месте захоронения погибших выяснилось, что утверждения авторов видеоскандала безосновательны».

В ноябре 2001 года, уже находясь в Германии, Олег Алкаев в интервью «Радыё Рацыя» заявляет, что готов показать президенту Лукашенко место, где закопаны пропавшие бесследно Виктор Гончар, Анатолий Красовский, Юрий Захаренко. Только сделает это он при одном условии: глава белорусского государства должен назначить его генеральным прокурором или исполняющим обязанности хотя бы на два месяца.

Дмитрий Павличенко. Фото: Беларусь сегодня

Доклад Пургуридеса

В феврале 2004 года подозрения в адрес руководства Беларуси озвучила ПАСЕ. В докладе, подготовленном спецдокладчиком ПАСЕ по Беларуси Христосом Пургуридесом, «Об исчезнувших людях в Беларуси» высказывались подозрения, что власти могут сами быть втянуты в эти исчезновения.

Специальный доклад Парламентской ассамблеи Совета Европы установил, что Виктор Шейман, Юрий Сиваков, Владимир Наумов, а также командир СОБР Дмитрий Павличенко причастны к исчезновению Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского. Им был запрещен въезд на территорию Евросоюза и США (в санкционном списке они находятся до сих пор).

Европейские парламентарии призвали провести независимое расследование произошедшего, оказать «максимальное политическое давление» на руководство Беларуси и ввести санкции.

Еще при подготовке доклада в интервью «Немецкой волне» Пургуридес рассказывал, что столкнулся с противодействием белорусских властей. Так, ему отказали во встрече с Дмитрием Павличенко, бывшим генпрокурором Олегом Божелко, генералом Лопатиком.

— Представители властей сказали, что им удалось получить материалы доклада, который пишется в Страсбурге, и эти материалы оказались очень критичными. По этой причине президент Александр Лукашенко очень рассердился и все эти встречи были отменены.

Пургуридес высказал предположение, что «в руки представителей официального Минска попали (и судя по всему, не совсем законным путем) какие-то сведения, которыми мы обменивались с моим секретарем».

— Это очень серьезный вопрос. Кроме того, очевидно, что все переговоры, которые мы вели в Беларуси, подслушивались и записывались.

Президент о делах исчезнувших

В августе 2001 года на пресс-конференции с участием независимых СМИ Лукашенко на соответствующий вопрос журналистки заявил, что не намерен создавать международную независимую комиссию по расследованию дел пропавших.

— Если вы хотите сказать, что я завтра приведу, как это вы писали в газетах, ФБР сюда, еще какие-то западные структуры и они будут вести следствие, вы тоже этого не дождетесь. Потому что я знаю, какие выводы Запад сделает. Это все там сварено. Это варево сварено там, Марина.

В 2011 году Александр Лукашенко в интервью американскому профессору Григорию Иоффе рассказал, почему вмешался в расследование громкого дела и распорядился освободить Дмитрия Павличенко.

— Уголовное дело было закрыто. Было проведено расследование, но дело закрыли. Я вмешался. Я спросил: почему вы сажаете его [Павличенко] в тюрьму? Почему? Вы схватили его на улице и посадили в тюрьму. Продолжайте расследовать дело. Тем более, знаете, на Павличенко и тогда было накатов много. Почему? Потому что он возглавлял ОМОН в Минске, и когда наши [националисты] устроили демонстрацию и хотели свергнуть власть, у Павличенко была очень быстрая реакция. Он был не столько за президента — он был настоящим офицером. Вот есть приказ — я это сделаю. И на него там с разных сторон накатывали. Когда они пришли ко мне и сказали, что они допрашивают его и что у них есть подозрения против него, я спросил, какие у них были доказательства, ведь Павличенко был не просто человеком с улицы. Он всегда был враг нашей пятой колонны. Страшный враг. Я им сказал: покажите мне свои доказательства. Они сказали, что у них есть запись. Я сказал: хорошо, принесите ее мне, и я послушаю.

По его словам, когда ему принесли запись на прослушивание, он сравнил распечатанные протоколы и аудио, «и оказалось, что они не совпадали, некоторые части были пропущены».

Он также заявил, что дал указание, чтобы жену Гончара устроили в Академию наук.

— Потому что я знал Зину Гончар, у них дома бывал, сын у него, не знаю где, правда, сейчас, обязательно помоги, от моего имени. Он пошел, встретил, поговорил с ней, устроил на работу. То есть я же не бросаю этих людей, которых я когда-то знал. Ну, а те заигрались в политику. Но до сих пор никто не знает, где они.

В 2017 году во время «Большого разговора» с президентом политолог, декан ФФСН БГУ Вадим Гигин задал вопрос про оппозиционеров, пропавших без вести в конце 90-х. Подозрения, что Лукашенко причастен к исчезновениям Гончара, Захаренко и других, бросают тень на президента и мешают отношениям с Западом, считал Гигин. Лукашенко заявил, что был бы самым счастливым человеком, если бы ему показали их могилы.

— Лет 10 назад их нашли. Я в загородной резиденции, звонит Наумов, начальник службы безопасности: «Журналисты или кто-то там один, Иван Сусанин, на стрелковом полигоне нашли могилу, где они зарыты». Я никому не доверяю, ни МВД, ни КГБ, там же их подозревали, говорю Наумову: «Бери толпу, которая собралась, веди, куда скажут». И в режиме реального времени он мне докладывает: «Пришли, какая-то канава, они настаивают, что здесь». Я говорю: «Я тебя прошу лично — копай». Там журналисты, все освещается. Копали там, ничего не нашли. Счастье мое, что я дал такую команду и Наумов их туда повел. Я самый заинтересованный человек, но я больше ничего не знаю. О покойниках, если они ушли из нашей жизни, плохо не говорят, но я все-таки надеюсь, что где-то их следы есть, — рассказал Александр Лукашенко.

Что сейчас

В 2018 году дела об исчезновении Юрия Захаренко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского, Дмитрия Завадского были приостановлены в связи с неустановлением лиц, осуществивших похищение.

На всем этапе расследования ни один из генеральных прокуроров (Виктор Шейман, Петр Миклашевич, Григорий Василевич, Александр Конюк), ни один глава МВД (Юрий Сиваков, Владимир Наумов, Анатолий Кулешов и Игорь Шуневич) ни разу не провели официальной встречи с родственниками пропавших, сообщает Белорусский документационный центр.

Автор скандального рапорта генерал Николай Лопатик после ухода на пенсию какое-то время преподавал в Академии МВД. С журналистами говорить о делах исчезнувших Лопатик все эти годы отказывается, говорит, «все, что знал, — забыл».

Первый командир специального отряда быстрого реагирования внутренних войск МВД полковник Дмитрий Павличенко в марте 2009 года ушел в отставку по болезни.

Виктор Шейман сейчас занимает должность управляющего делами президента, курирует белорусские проекты в Африке.

Владимир Наумов отправлен президентом в отставку с поста министра МВД в апреле 2009 года по состоянию здоровья. Еще один фигурант санкционного списка — Юрий Сиваков — преподает в Академии управления при президенте.


Источник:  news.tut.by