Председатель инициативы «Детям Чернобыля» стал крестным отцом для двух жодинских малышей

0
907

«Я была не самым счастливым человеком в своем детстве. Но потом Бог подарил мне мою семью». История Ольги Гусаковой, бывшей воспитанницы жодинского интерната для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, пишет ex-press.by.

С Олей Гусаковой мы познакомились несколько лет назад на международном мероприятии в Молодежном центре в Жодино. Тогда казалось удивительным: девушка живет в Жодино, работает поваром в ресторане, а на встрече непринужденно помогает общаться жодинцам и гостям из Германии в качестве переводчика. На вопрос, откуда такое знание немецкого языка, Ольга ответила: «А давайте я вам как-нибудь расскажу свою историю…»

 

— Нас было семеро детей, семья считалась неблагополучной. Меня и сестру Машу забрали в жодинский интернат, а старшие братья и сестры на тот момент уже были почти взрослыми, они сами, как могли, строили свою жизнь. Не люблю вспоминать, почему это произошло. Но ведь понятно: счастливые дети в интернат не попадают. Но именно здесь мы обрели то, чего никогда не могли бы иметь при той жизни, — рассказывает Ольга.

Более 20 лет инициатива «Детям Чернобыля» из немецкого города Мюльхайм опекала жодинский интернат. У многих здешних детей, большинство из которых были социальными сиротами, появились немецкие «родители». С 2000 года сначала Маша, а потом и Оля стали постоянными гостями в семье активных членов инициативы — Норберта и Гизелы Флер.

— Они совсем простые люди, как многие из тех, кого мы там встречали. Норберт работал техником в аэропорту Дюссельдорфа, он был классным специалистом, нередко бывал в длительных командировках — его опыт нужен был в разных странах мира. У Гизелы был свой массажный салон, она много работала, но всегда старалась проводить с нами больше времени. У нас с Машей есть общий альбом, в котором много фотографий того времени.

Председатель инициативы «Детям Чернобыля» стал крестным отцом для двух жодинских малышей

— Мы были по-настоящему счастливы, — вспоминает Оля. — У Норберта и Гизелы есть и их собственная дочь. Но мы себя чувствовали в их семье так, словно и мы им родные. О нас заботились, старались и развлечь, и научить жизни. Уважение к людям, к другим странам и к своей Родине — Беларуси, они прививали нам во время наших встреч.

Председатель инициативы «Детям Чернобыля» стал крестным отцом для двух жодинских малышей

Председатель инициативы «Детям Чернобыля» стал крестным отцом для двух жодинских малышей

«Вместе с нашими немецкими родителями мы много путешествовали по Германии, отдыхали в Португалии, Венгрии Бельгии».

— Одно из самых важных событий в нашей жизни — это крещение. В католичестве крестные родители ответственны за духовное воспитание своих детей. Норберт стал крестным для Маши, а затем и для меня, — говорит Ольга.

Председатель инициативы «Детям Чернобыля» стал крестным отцом для двух жодинских малышей

Своими руками делали и украшали свечу для Олиного крещения в костеле Норберт и Гизела.

Председатель инициативы «Детям Чернобыля» стал крестным отцом для двух жодинских малышей

«В этом красивом белом платье ты словно куколка», — мне это говорили все. А Норберт и Гизела очень радовались. Подготовку к крещению, само таинство и то, как полный костел людей собрался специально, чтобы быть вместе во время этого события, я буду помнить всю свою жизнь.

— Потом я окончила школу, поступила в жодинское училище, стала поваром. И попала на работу в минский ресторан быстрого питания: два дня интенсивной работы, по 12 часов на ногах. Норберт был в Жодино и увидел, какая я стала измученная. Мы обедали в ресторане «Раніца» при гостинице, в которой он жил. — Сюда ты пошла бы работать? — невзначай спросил он меня. Я, конечно, ответила: «Да». А через некоторое время узнала, что Норберт каким-то образом договорился, и меня приняли на эту работу. Наверное не каждый родной папа станет хлопотать, как это делает Норберт.

Норберт и Гизела уже пенсионеры, но по-прежнему занимаются благотворительностью. Скоро их семья отметит 50-летие совместной жизни. А мы живем в Жодино. Маша работает в детском саду, она воспитывает дочь. Я вышла замуж, сейчас в декретном отпуске — родила дочь и сына. Когда пришло время их крестить, то их крестными стали самые близкие мне люди: моя сестра Маша и Норберт.

Председатель инициативы «Детям Чернобыля» стал крестным отцом для двух жодинских малышей

Веронику, которой 2 года и 7 месяцев и Максима, которому недавно исполнилось 1 год и 3 месяца крестили в Жодинском костеле в начале июля.

— Мы живем в Жодино, они — в Германии. Нас разделяют километры, но это ничего не меняет в наших отношениях. Норберт для нас папа, самый настоящий. Мы переписываемся, созваниваемся, спрашиваем совета, и его слова много значат для нас,— говорит Ольга. — И мы очень благодарны тому, что Норберт и Гизела стали нам еще роднее.

Председатель инициативы «Детям Чернобыля» стал крестным отцом для двух жодинских малышей

«Я была не самым счастливым человеком в своем детстве. Но потом Бог подарил мне мою семью и теперь я верю, что все у нас будет хорошо».

Автор: Мария Шоломицкая
Фото из семейного архива Ольги Гусаковой (Кавецкой)
Источник: ex-press.by