Что увидел Павел Якубович в жодинской тюрьме, где умирали заключенные (продолжение)

0
1957
Общественный совет при МВД во главе с Павлом Якубовичем посетил Жодинскую тюрьму № 8, сообщает belaruspartisan.by. Судя по фоторепортажам в СБ и БЕЛТА, не тюрьма, а санаторий!

Что увидел Павел Якубович в жодинской тюрьме, где умирали заключенные

— Мы видим, что в обществе иногда не совсем объективно преподносится деятельность этой системы. Я думаю, что работа общественного совета в учреждении позволит донести еще раз до общества реальную картину, определенные проблемы, которые существуют, — приводит БЕЛТА слова начальника Департамента исполнения наказаний МВД Олега Маткина.
В отличие от своих предшественников, которые ранее входили в состав общественного совета при МВД, бывший главный редактор СБ Павел Якубович и другие члены совета  предпочли не давать публичную оценку условиям содержания заключенных в жодинской тюрьме.
Экс-член совета при МВД певица Ирина Дорофеева, побывав в столовой в тюрьме № 4 Могилева,  рассказывала журналистам о том, что питание там, как в ресторане – на высшем уровне.  Сравнение тюремного меню с ресторанным вызвало возмущение у белорусов, которые пробовали тюремные деликатесы.
На этот раз картину условий содержания в тюрьме решили проиллюстрировать фотографиями.
Если верить снимкам, заключенных кормят обедом из трех блюд и подают еду в фарфоровой посуде, а спят они на кроватях, застеленных белоснежным постельным бельем.
Разве можно поверить, что подобные условия существуют в тюрьме, где умирали заключенные?
В прошлом году правозащитный центр «Весна» опубликовал видео с камер наблюдения тюрьмы №8 в Жодино, на котором, как утверждают правозащитники, видны хаотические действия контролеров, фельдшера и сторонних лиц в камере № 107 при проведении реанимационных мероприятий  во время смерти заключенного Олега Богданова.
Олег Богданов умер 29 января 2016 года в больнице Жодинского СИЗО. Как сообщало Радыё Свабода, тюремные врачи знали, что у заключенного было больное сердце, и он перенес сложную операцию.
Незадолго до смерти Богданов писал матери: «За здоровьем слежу, но иногда становится плохо, происходят какие-то приступы, я теряю сознание, а на кровать ложится не разрешают— пишут рапорты. А  у меня уже четыре замечания за то, что лежал днем на кровати. Скоро поведут в карцер».
И это не единственная смерть в жодинской тюрьме № 8.
20 сентября 2016 года там скоропостижно скончался 37-летний житель Слуцка Игорь Барбашинский, которого обвиняли в злостном неповиновении, сопротивлении и избиении сотрудников РОВД. На его теле нашли не менее 17 следов ударов твердым тупым предметом.
Брат Игоря Барбашинского Иван, который также содержался в Жодинском СИЗО, рассказал журналистам Радыё Свабода об условиях в тюремной больнице
— Сырыя халодныя сутарэньні, па 10-12 чалавек у адной камэры. Адусюль дзьме. Лекар не абыходзіць хворых рэгулярна, проста тыцкае таблеткі ў «кармушку». Чалавек можа праляжаць суткі ці болей, пакуль не памрэ. Увогуле, у СІЗА зь людзьмі абыходзяцца як з быдлам. Мы для іх — быдла.
После этих трагических историй главный вопрос, который  должны были бы задать члены Общественного совета при МВД: «Как изменились условия содержания заключенных?»  И этот вопрос остался без ответа.
Источник: belaruspartisan.by