В поисках «Форда». Репортаж о розыске машины, закончившийся клубком криминальных дел

1074

«Он всегда стоял здесь», — Игорь указывает на ныне пустующий участок перед забором. На небольшой улице в пристоличных Колодищах не так много домов, однако почти перед каждым стоит по автомобилю. У домика Игоря было припарковано два, теперь же одно место завалено снегом. «Это был Ford Transit. Довольно редкий: с пластиковой крышей, трансформирующейся в спальное место. Где он сейчас — без понятия», — добавляет автовладелец. Вместе с мужчиной мы попробовали восстановить путь исчезновения машины, распутать клубок событий, в которых оказались замешаны СТО, соседи по гаражу, «авторазборка», продавцы деталей в Ждановичах и, конечно, человек, создавший все эти хитросплетения. Как выяснилось в финале, в том же положении, что и Игорь, оказалось не менее пяти человек.

Этой улице в Колодищах лучше всего подошло бы название «Тихая». За время беседы с Игорем проезжает всего две машины. Водители в приветственном жесте поднимают руку — все друг друга знают. «Именно местные ребята посоветовали мне обратиться к тому „специалисту“, с которого все и началось», — мужчина поднимает ворот своей куртки, как будто понимая, что разговор выдастся долгим, а на улице минус семь. По словам автовладельца, он впервые встретился с тем самым Алексеем, еще когда было тепло — в конце прошлой весны. «На Ford Transit мы с семьей катались в выходные, во время отпуска. Исколесили пол-Беларуси. Он нам служил как дом на колесах: механизм поднимал крышу, на ней размещался спальник, было даже маленькое окошко наверху. В общем, море приятных туристических моментов», — вспоминает Игорь.

Собеседник вновь смотрит на сугроб и, будто отгоняя воспоминания, возвращается к лирике будней: «Машина была хорошая, но отнюдь не новая — 1990 года выпуска. Короче, однажды „полетели“ тормоза — прямо во время движения. Стал искать ремонтника. Товарищи подсказали: в другой город с такой бедой не погонишь, так что лучше иди к Алексею — он как раз в Колодищах занимается, в гаражах. Позвонил ему, тот согласился взяться за работу, сориентировал, куда подъехать, хотел взять автомобиль с документами. Но я бумаги ему не отдал. Теперь, собственно, это все, что у меня осталось от Ford: техпаспорт да сертификат о прохождении ТО. Алексей вместе с машиной исчез».

Отправляемся в те самые гаражи. Ехать недолго: до конца улицы, потом пару перекрестков и витиеватая дорожка, проложенная между деревьями, а там уже — шлагбаум гаражного кооператива.

Колодищи. Гаражная СТО

На территорию гаражей мы заезжать не стали, идем пешком к нужным воротам, а Игорь тем временем продолжает свою историю: «Звоню Алексею через неделю после передачи ключей: „Как там машина?“ Заверил, что делает. Еще через семь дней я решил взглянуть, как идет процесс. Пришел — а автомобиля нет. Звоню Алексею. Говорит, перегнал ее в другой гараж, в Смолевичи — якобы не было времени, перенаправил работу друзьям. А потом одна отговорка стала сменяться другой: попал в аварию, ребята напились, девчонка загуляла. Однажды вместе заехали в Слободу, он катал меня по гаражам, остановил у закрытого и заявил, мол, мы опоздали — нужный человек уехал. В общем, тянул как мог. Я не выдержал и пошел в милицию. На следующий же день Алексей сам явился ко мне, сказал, что продал машину, и оставил расписку: мол, одолжил у меня $5000, обязуется вернуть». Складывается ощущение, что Игорь не поверил «специалисту»: ведь как можно продать чужой автомобиль, не имея на него документов?

Пока этот вопрос остается без ответа — мы отвлекаемся от разговора, потому как добрались до нужных коричневых ворот, за которыми и разместилась СТО. Напротив стоит запорошенный снегом УАЗ, за углом виднеется стенд для покраски кузовных элементов, за ним — превратившийся в сугроб полуразобранный старенький Mondeo. Определенно, здесь занимаются ремонтом. «Когда-то мой Ford стоял там», — мужчина указывает на угол, заваленный шинами. Стучим в ворота. Из тьмы гаража на свет выходит молодой человек в грязной куртке и замасленных перчатках. Пары слов достаточно, чтобы он понял, почему мы здесь.

— Да-да, — подхватывает владелец пропавшего Ford. — Егор сможет помочь — именно ему Алексей пытался продать мой автомобиль.

Колодищи. Гараж Егора

Продолжаем идти по следу микроавтобуса. Ворота гаража закрыты, никого нет, поэтому с Егором беседуем по телефону. Его тоже не приходится вводить в курс дела — он с ходу рассказывает все, что ему известно: «Пять лет назад этот человек меня уже обманул, потому к его предложению я относился с опаской, но все равно поддался на убеждения. Одним словом, он предложил мне купить Ford Transit по хорошей цене. Наплел, что хозяин машины умер, с двигателем все в порядке, какие-то другие подробности. В качестве аванса попросил 100 долларов. Деньги я ему передал, после чего парень пропал. Я как-то видел, что он крутился у соседних гаражей. Отправился туда (видимо, оттуда мы только что пришли). Там ребята говорят: по описанию (Transit „короткий“, с особой крышей, чем и выделялся) он хотел тебе продать автомобиль, который взял на ремонт у Игоря! Я понял, что Алексею срочно нужны были деньги, раз он решился на такую схему. Позвонил товарищам на авторынке в Ждановичах: не видели такую машину? Те говорят, нет».

 Поселок Усяж. Авторазборка?

Мы узнали координаты разборки и тут же отправились по указанному адресу. На месте видим только закрытые ворота у одноэтажного домика, перед ними — Audi, прицеп-дом и валяющееся автомобильное сиденье. Стучимся. Выходит худощавый мужчина в годах и резко заявляет, что никакой разборки здесь нет. Из дома выглядывает женщина со словами «что опять им надо?».

Подъезжаем к указанному месту. Ничто не заставляет усомниться, что здесь торгуют запчастями: повсюду полуразобранные кузова, детали, напротив дома припарковано несколько машин. Бизнес идет. Вслед за нами к дому подъезжает автомобиль с минскими номерами, оттуда выходит прилично одетый мужчина и уверенно направляется к калитке, заходит в дом, не боясь нарушить законы о частной собственности. Во двор проникаем и мы. Фотографировать на этой территории запрещено, потому читателю придется поверить на слово: перед нашими глазами открылся настоящий «супермаркет» по продаже б/у запчастей. Все под открытым небом. Вот груда рычагов, рядом лежат амортизаторы, чуть дальше — стекла, крылья, бамперы. Тут же, среди покоящегося на земле товара, двое мужчин раскручивают автомобильную дверь, их коллега пытается сойтись в цене с потенциальным клиентом, приехавший минчанин договаривается о поставке какого-то редкого стартера. Посреди этого мини-рынка пытаемся выяснить, знают ли работники хоть что-то о человеке, который продал на запчасти Ford, на самом деле ему не принадлежащий.

«Это вам к директору Андрею надо. Но он уехал, — пояснили работники, протягивая визитку. — Можете ему позвонить». Как позже выяснилось, худощавый мужчина в годах со «склада» — родственник Андрея. Он позвонил директору и оповестил о визите странных людей, пытающихся что-то разнюхать. На звонки по указанным в визитке телефонам никто не отвечал. Мы начали уже подозревать, что владелец разборки просто избегает неприятного разговора, и собирались покинуть Усяж, но один из работников молча протянул мобильник. Оказалось, на другом конце трубки — Андрей. Он согласился встретиться — «чтобы восстановить свое честное имя», — но только на нейтральной территории.

Местом встречи стала заправка на въезде в Жодино. Условия — никаких записей, диктофонов, фотографий и видео. Андрей ждал в фургоне. В нем же, на пассажирском сиденье, находился Евгений, занимающийся идентичным бизнесом. Вместе мужчины рассказали о своем видении произошедшего. С их слов, они не занимались скупкой краденого, а сами стали жертвами действий Алексея: этот человек вначале вводил в заблуждение автовладельца, когда брал машину и аванс якобы на ремонт, а потом обманывал их, когда пригонял чужие автомобили на разбор и вновь получал за это деньги. Правда, начало беседы показалось нам несколько странным.

— Да, был Transit. Однажды Алексей позвонил и сказал, что у него есть немного «ушатанный» Ford. Сошлись на 900 рублях. Притащили его в разобранном состоянии. В этом случае я покупаю запчасти, не автомобиль. Если беру на разборку целую машину, нужно документальное подтверждение собственности — техпаспорт. А если мне привозят разобранный автомобиль, то я его покупаю как запчасти, сырье, материалы — достаточно только паспорта продавца, больше ничего.

— Да, будет составлен акт о покупке запчастей. Именно так Ford и был куплен (вообще, Transit давно в металлоломе). Конечно, есть риск (купить краденое), но я уже долго в деле и разбираюсь, знаю уловки. Если есть моменты, говорю продавцу «до свидания». Я за свою жизнь ни одной краденой машины не купил. Но Алексей долго добивался доверия (три с лишним года), а в итоге обманул и тех людей, и меня. Где он сейчас, я тоже не знаю.

Минск. УВД столичного района

К сожалению, след Ford привел в тупик: судя по всему, его действительно отправили в металлолом. Тем не менее у Игоря еще есть шанс вернуть денежный эквивалент машины. К тому же случайно озвученная история с неизвестной Audi натолкнула на мысль: разыскиваемый нами Transit — отнюдь не единственный автомобиль, прошедший через «серую» схему скупки чужих транспортных средств, построенную Алексеем. Звоним в милицию, чтобы уточнить, на какой стадии находится рассмотрение дела Игоря.

Монологи потерпевших

Мы созвонились с некоторыми из потерпевших, чтобы понять «почерк» разыскиваемого.

Дмитрий: «Отдал ему в ремонт Fiat Ulysse, за работу заплатил $330 вперед. С боем машину удалось забрать — однажды, когда я ждал Алексея с его объяснениями, в мой двор зашел неизвестный человек и протянул ключи от моего авто со словами „извините, это я взял ключи, так как Леша должен мне 50 долларов“. А вот деньги я так и не вернул. Когда обратился в милицию, в возбуждении дела отказали — сказали, мол, гражданско-правовые отношения. Прокуратура отправила дело в РУВД на новое рассмотрение. Ждем результатов».

Алексей Х.: «Мужчина попросил меня одолжить $1000 и предоставить ему мой гараж для работы. Нагнал туда автомобилей, что-то там делал. Позже к гаражу стали приходить автовладельцы. Я открыл ворота, а там нет ничего, исчезли и мои вещи (в том числе головка блока цилиндров), которые я оставил. Я заявил о краже. Деталь нашли в поселке Усяж. Алексею назначили наказание в 120 часов исправительных работ».

Светлана: «Обратилась к Алексею за помощью в перекраске Ford Focus, тогда он работал в ГСК „Вираж“(в гараже Алексея Х.). Стоимость услуг была ниже рыночной. Передала ему $200, арки и двери. После никак не могла добиться выполнения. Детали он мне привез — бросил на участке дома, когда меня не было, половину суммы тоже вернул, а после пропал. Написала заявление в милицию, там говорят, продолжается проверка».

Елена: «Отдали Volkswagen T4 подварить и покрасить, 300 долларов аванса. В срок машина не была готова, у нас попросили еще недельку, еще и еще. Обратились в суд, ответчик не явился. Решение было вынесено заочно: изъять наш автомобиль и компенсировать расходы. Мы были уверены, что Volkswagen находится у Алексея в гараже, но один из потерпевших сказал, что уже пару месяцев гараж пуст. На разборке нашли бак с характерной вмятиной».

Валентина: «Нужно было отремонтировать лонжерон и пороги моего Nissan Primera. Передала Алексею авто, $200 и 50 рублей. Знаю, что он катался на моей машине, зачем-то снял краску с одной стороны. Когда в милиции сказали, что это гражданско-правовые отношения, я не стала обращаться в суд — просто нет денег на тяжбы».

Максим: «Познакомились с Алексеем в гаражах — соседи по ГСК. Он вошел в доверие. Однажды предложил купить у него Ford Transit за 200 долларов (как раз разыскиваемый нами автомобиль Игоря). Еще одна машина мне была не нужна, я отказался. Но он был настойчив и все же уговорил. „Чуть что — продашь“, — говорил он. Я передал ему $100, но машины так и не увидел — даже фотографию он не прислал. Сам Алексей тоже пропал».

Павел: «Я передал Mercedes директора своей организации на ремонт Алексею. Забрали машину в разобранном виде спустя два месяца. А дали ему на работу 500 долларов по расписке. По решению суда он обязан выплатить долг, дело передано судебным исполнителям».

Иван: «Я как раз владелец той самой Audi 80. Нужно было поменять инжектор, печку, радиаторы, рулевую рейку. Отдал авто и 380 рублей. Через три недели после этого Алексей пропал с машиной. В сети я бросил клич: кто видел мою Audi. Нашел свидетелей: ее видели в Смолевичах, Боровлянах, в качестве такси в Минске. А позже в мессенджер сбросили фото с разборки. Узнал авто по трещине на лобовом стекле и по специфическому креплению для удочки в багажнике. От машины остался только кузов и три сиденья, все остальное разобрали. Меня еще поразило: как взяли авто на разборку, если документы у меня на руках. К тому же было видно, что машину не так давно перекрашивали. Но владельца разборки это не смутило».