«Были безумные кассы». Вспоминаем эпоху компьютерных клубов

0
630
Чемпионат BelABM Compaq FVC в минском клубе "СкайЛордс". Апрель 2000 года. Фото: "Виртуальные радости"
Чемпионат BelABM Compaq FVC в минском клубе «СкайЛордс». Апрель 2000 года. Фото: «Виртуальные радости»

«Кто-то приходил играть, кто-то — просто смотреть»

— Я был обычным пацаном и ходил в компьютерные клубы как обычные школьники. Мы приходили и сачковали уроки — все так делали. У нас это называлось «пойти на компы», — вспоминает Антон Рожков. Сейчас ему 25 лет, он работает в Белорусской федерации киберспорта. В начале 2000-х он был школьником, который играл «контру» и «линейку».

— Изначально я играл в «линейку» — Lineage. Всегда было подразделение — кто играет в «ВОВ» (World of Warcraft), а кто — в «линейку». Эти люди всегда друг друга недолюбливали.

Потом начал переходить на Counter-Strike 1.6, начали появляться какие-то командочки. "Были безумные кассы". Вспоминаем эпоху компьютерных клубовКоманды заранее договаривались о времени, брали по три часа. В интернете были форумы, где искали соперников. Созванивались: «Здравствуйте, это команда такая-то. Не хотите ли потренироваться?»

В клубах того времени всегда было шумно.

— Общались — у кого сколько было сил кричать. Обычно с пяти вечера до закрытия сидели только команды — и все орут. Игра очень зависит от информации. Тебя убили — пока экран потухает, нужно сказать, кто где убил и куда побежал.

Именно в клубе у Антона появилась первая киберспортивная подработка — вести «трансляции» соревнований. Правда, они сильно отличались от современных.

— На меня обратил внимание администратор клуба и попросил помочь в организации турнира. Мне дали бумажку и сказали: стой за спинами игроков и записывай, что происходит, а мы будем вести репортаж на сайте. Получился своеобразный прямой эфир. И я 12 часов напролет на голом энтузиазме стоял с этой бумажкой и пытался передать, что происходит.

«Из-за топовой конфигурации компьютеров не хватило на столы»

"Были безумные кассы". Вспоминаем эпоху компьютерных клубов

— Нужно было собрать 20 тысяч долларов. Одно рабочее место стоило тысячу долларов, — вспоминает Денис Богуш, основатель клуба «Тарантул». В начале 2000-х он был заядлым посетителем компьютерных клубов и в какой-то момент решился открыть собственное дело.

— В 2002 году уже существовал V3 и еще порядка 10−15 клубов, — рассказывает он. — Меня это не волновало, был огромный спрос. Даже если бы я был сотый — я бы все равно не остановился. У меня было четкое понимание, как это нужно сделать.

В апреле 2002 года Денис открыл в Минске клуб «Тарантул». Это место стало первым в стране клубом с компьютерами на базе процессора Intel Pentium 4.

— Это был космос. Все спрашивали «Зачем ты за процессор отдал столько, сколько за все остальное в системном блоке?» Наверное, потому что мне тогда хотелось топ-железо. Но я не понимал, что процессор — это не панацея и была еще куча узких мест.

С интерьером дела обстояли не так хорошо.

— Из-за топовой конфигурации компьютеров мне не хватило на столы. В тот момент клуб «Портал» закрывался, все мощности его владелец бросал в V3. В нем осталось какое-то количество невостребованных столов. И я их просто забрал и поставил по центру у себя в клубе. По периметру я поставил обычные школьные парты, которые были списаны какой-то из школ, на них еще были инвентарные номера написаны коричневой краской.

Правда, парты в клубе простояли всего две недели.

— За 14 дней в то время клуб заработал деньги на два кондиционера и порядка 15 новых столов. С учетом того, что первые три дня были свободными — бесплатными. Я даже не понял, что произошло.

"Были безумные кассы". Вспоминаем эпоху компьютерных клубов
Клуб «Тарантул», середина 2000-х

«Были безумные кассы»

Популярность компьютерных клубов была огромной. В популярных местах всегда было битком. В 2002 году в Минске было чуть больше 100 клубов, в 2004 — уже 150.

— В каждом клубе была запись, — вспоминает Антон. — Можно было позвонить по телефону и забронировать конкретный компьютер или место. Можно было прийти и встать в очередь на месте. Бывало, приходишь, а тебе говорят: ближайший свободный компьютер — через три часа.

Содержать компьютерный клуб было очень выгодно. По воспоминаниям Дениса, в месяц его клуб зарабатывал по 4−4,5 тысячи долларов — в то время это были серьезные деньги. Вложенная в открытие клуба сумма окупилась через два года работы с учетом множества сторонних трат.

— Были безумные кассы на то время, — рассказывает Денис. — У меня было ИП, и мне даже порой было неудобно заполнять отчетные документы приходно-расходные ведомости. Родители, ведя бизнес альтернативный, зарабатывали меньше, чем я с клубом.

На соревнования игроки съезжались отовсюду и готовы были ждать часами, чтобы сразиться с сильной командой.

— В клубе V4 в Малиновке было больше 100 компов, там проводились международные соревнования, приезжали команды из СНГ, — рассказывает Антон. — Помню, около сотни команд из разных уголков Беларуси приехали к семи утра. Все сдали взнос, зарегистрировались. Все сидят на пандусе по периметру дома, пьют колу, что-то кушают и ждут. Организатор выходит раз в час и называет двадцать команд, они заходят. Система проведения — одна игра. Проиграл — вылетел, выиграл — прошел дальше.

Компьютерный клуб "Кактус", середина 2000-х
Компьютерный клуб «Кактус», середина 2000-х

«С удовольствием платили штрафы»

Из-за огромной доходности владельцы клубов легко тратили деньги — например, на новую технику.

— Как-то нас обокрали. Залезли через окно и вынесли компьютеры, безумие какое-то, — рассказывает Денис. — Но при этом всем мы спокойно покупали новые. Писали объявление: «Мы проводим апгрейд для вас». При этом всем в клубе нет половины компьютеров. Мы грейдились для них, но по факту мы просто докупали новые компы.

В «Тарантул» регулярно приходили проверки. В середине 2000-х к клубам применяли те же нормы, что и к компьютерным классам. На одном рабочее место требовалось намного больше пространства, чем клубы могли обеспечить.

— Прямо сразу штрафовали. Причем мы с удовольствием эти штрафы платили. Мы знали, что штраф влечет за собой спокойствие на полгода. Сумма штрафа была внушительной, но посильной с тем профитом, что мы имели. Писали: «обязуемся исправить через полгода». Через полгода появлялись новые мониторы, все начиналось заново.

Минский клуб Катана (К29)
Минский клуб «Катана» (К29)

«Эпоха умерла с появлением хорошего интернета»

Постепенно клубов становилось меньше, а прибыли от них перестали быть запредельными.

— Эпоха компьютерных клубов подошла к концу в тот момент, когда каждому стал доступен персональный компьютер, — рассуждает Антон. — Умерла она с появлением хорошего интернета. Чем доступнее становился интернет, тем быстрее умирали компьютерные клубы.

Множество клубов остановило работу к 2010-м.

— 90% клубов закрылось. Они не справились — это можно назвать как угодно. Их просто нет. Есть клубы, которые функционируют до сих пор. Но они держат марку только за счет того что имеют очень крутые компы.

Денис вспоминает момент, когда «Тарантул» перестал быть прибыльным.

— 2008 год. Был дикий спад. Прямо дичайший. Во-первых, был кризис. Во-вторых, начали появляться мобильные устройства, с которых что-то можно было рассмотреть в интернете. Много появилось мобильных игр-приложений. И вплоть до 2010−2011 года было все очень грустно.

Два раза предприниматель задумывался о закрытии клуба.

— В один из дней я просто закрыл клуб и сложил все оборудование на выходе. Но потом все открылось, все заработало вновь. Более того, в 2011 году начало приходить понимание того, что это может быть спортом.

Большинство «выживших» клубов того времени стали площадкой для киберспортсменов, а компьютерные игры со временем превратились из повода прогулять школу в зрелищный спорт.


Источник:  42.tut.by